?

Log in

http://youtu.be/qW6e7hrxaKw

Posted via LiveJournal app for iPad.

Tags:

Капитан Борозда

Друзья, приглашаю посмотреть интервью с Капитаном Бороздой снятое мной более полугода назад, но опубликованное только сейчас

Трип-эссе)

Это не просто поездка. Это настоящий трип. Может быть, потому что я давно никуда не ездил, или потому что вообще не имел особого опыта разъездов по России. Но определенно точно поездка была не просто увеселительным путешествием, она была пронизана множеством переживаний и ощущений, отрефлексировать которые было бы возможно только путем разрешения различных задач. Рефлексии много. Ощущения.
Москва, Алатырь, Чебоксары и снова Москва. Около недели автобусов, поездов, бюрократов, знакомств, эпатажа, косых взглядов... Много всего. А главное во всем этом таки проявилось то самое - Настоящее.

Дорога.
Я всегда считал, что дорога сама по себе является очень важным способом познания. Она всегда интенциальна. Эта имманентная направленность дороги состоит в точке её назначения. Вопреки пусть вульгарному, но расхожему мнению назначение чрезвычайно важно, так что было бы глупо сказать что-то вроде: "главное не цель, а процесс". Наверное, этот даосский взгляд имел бы право на существование, но только в случае, если ты испытываешь серьезные расстройства личности.
У нас была цель. Цель вполне конкретная, и вполне конкретный пункт назначения. Покончить с формальностью прошлого через бюрократический ад. Пусть формальность. Но прошлое бросает тень, и мы мчимся вперед чтобы порвать с ней.
Старт был взят. Мы в вагоне поезда Питер-Москва, смотрим в свистящую за окном ночь, в глаза, болтаем, молчим.

Молчать вместе. Разве нет в этом молчании диалога? Ведь содержательное, ключевое - это 'вместе', а характеризующее форму взаимодействия - 'молчать'. Этот акт ближе всего к пустой болтовне, как это обычно бывает ночами на кухнях. После болтовни всегда есть ощущение собеседника, его понимание, но есть и абсолютное недоумение от того, что отсутствуют всякие представления о теме разговора, о его итогах и т.п. Это недоумение порождает фантомные рефлексии. Засоряет чистоту ощущений вербальный мусор. Молчать вместе не так просто. 'Молчать' здесь - 'не говорить', но не 'не взаимодействовать'. 'Молчать' и означает 'быть вместе'.

Москва
Будучи жителем крупного города возникает желание приезжать в еще более крупный город. Не в мегаполис, а во внутренне крупный город. Представляется, что он должен быть более цивилизованным, более живым, кипящим и, как следствие, одухотворенным.
Поразила столица в этот раз? Все иначе. Все предшествующие визиты в Москву преподносили мне скорее приятные впечатления. Да, я раньше мог закрыть глаза на мусор, грязь, духоту и погружаться в архитектуру, масштабы, удивляться необычности и своеобразности. Но в этот раз все необычное стало обыденным, и включилось типичное 'сноб mode'.
Мы ходили и ворчали... Это было даже весело! Типичные жители Питера типично возмущаются типичной Москвой. Прикольно радоваться подтверждениям расхожих стереотипов. Но это не более, чем забавно.
Конечно, было удивительное и в этот раз. Вот один пример. Новым для нас стало то, что столица, всегда казавшаяся модной и актуальной, оказалась плохо одетой, не модной и не стильной, не молодой, не яркой. Ощущение, что в городе нет ни фриков (или их ничтожно мало), ни неформалов (те, что были напоминали питерских десять лет назад: перхоть на косухе, торба с волком, джинсы в берцы). Только ночью, преодолев фэйсконтроль (люто необходимый. Честно) некого рок бара на чистых прудах, мы увидели актуальных симпатичных граждан. Странно, но объяснимо только тем, что поликультурность подразумевает здесь не синтез культур порождающих столичную сверхкультуру, а напротив оттягивает всякое развитие инертностью 'большой деревни', где уникальные черты не дополняют, а взаимно исключают друг друга. Вместо культуры в Москве обнаруживается некая метакультура, еле уловимая одухотворенность, остальное - вакуум, притягивающий все новые и новые культуры. Но никакой заполненности нет.
Все-таки Москва - истинная столица России. В ней все именно так, как везде, и, можно сказать, что нигде такого как в Москве нет. Сложно ругать Первопрестольную, она ведь для всех. Но для всех это чужой город, чужие люди, чужие правила, чужие образы. Вакуум - это пустота, ей сложно придать смысл, а когда сложно найти смысл остается одно - подвергнуть все формализации и рационализации. Пусть без души, зато все четко и понятно. Москва живет циничной рациональностью, преломленной иррациональной российской ментальностью в понты и гедонизм.

Алатырь
Маленький городок. Печально в нем все и уныло. Но дело даже не в том, что там христоматийно демонстрирует себя вездесущая разруха. Этот городок на границе Чувашии, Мордовии и Нижегородской области вернул меня в край моего детства - Флорешты (есть такой уездный город в Молдавии). Субъективно, но Алатырь мил. Быт, люди, общение, жизнь - здесь все замерло во времени. Умиляюще, спокойно и.. безысходно, что ли.
На кануне нашего приезда в Алатыре был праздник - День Города - 550 летие. Молодежи нет, зарплата на заводе (на который устроиться - нужен большой блат) порядка 12000 р., но жизнь не бедная и вполне нормально смотрится биллборд с констатацией: Алатырь - город моей судьбы.
Мы ехали в этот городок с целью проведать дом, где живет прабабушка моей милой спутницы. В этом доме меня не отпускало чувство параллельной реальности. Так бывает во снах. Бабуля, давно сошла с ума, но была добра и общительна. Ее истории были очень обычными, но странными из-за постоянных повторов и явных логических противоречий. Периодически она прерывалась на взывания к собственной смерти, молитвам, в которых просила "хотя бы час ясности в голове", сетовала на собственную усталость от жизни.
"Алатырь. Здесь жить можно. Город небольшой, спокойный. Не убивающий. Это не город. Алатырь - это деревня," - объясняла она нам. Перспектива жить в Алатыре - не самая лучшая, но это место определенно вызывает глубокие переживания. Может быть ностальгические, а может и эсхатологические. Запахи и свет из окна. Уставшие с дороги мы спали днем. Мы спали в зале со старинной мебелью, на старинной железной кровати. Старое и старинное здесь переплелись в ощущение чего-то забытого, ушедшего, может быть даже упущенного. На какое-то время сон и вправду становится явью.

Автобус
Автобусы лишают способности рефлексировать. Не знаю, чем это вызвано: то ли плотностью пассажиров, то ли тряской и качанием. Автобус - всегда вынужденная мера. И только так к нему стоит относится. Никогда не полагайтесь на автобус, если есть возможность уехать другим транспортом!
Маршрут Москва - Алатырь стартовал от станции метро Черкизовская. Ужасное, пустое место. Там все от Москвы: пространство, грязь, суета, рынок, вокзал. А самое главное, что на вокзале люди, желающие уехать из Москвы на свою малую родину. Нечленораздельный говор, членораздельный мат, пьяные лица, деревенские повадки, чемоданы и спортивные сумки - вот это и есть красноречивая изнанка столицы.
Автобус нами был проигнорирован бутылкой Бехеровки и замечательным снотворным средством (которое продали нам, вопреки всяким правилам, без рецепта). Условия шикарные: кондиционер, мониторы с замечательным шедевром российского телевизионного кинематографа - сериалом "Провинциал" (догадываетесь о чем?), парой-тройкой уже изрядно убранных товарищей. Все хорошо. Только тесно. На заднем ряду, прямо за нашими спинами разместились несколько чувашей и 'метис' Сергей из Ядрина (за время поездки можно было детально ознакомиться с его биографией). Водитель предупредил, что пьянствующих будут высаживать, а товарищи аккуратно набухивались, прикрываясь курткой.
Несмотря на все неудобства автобус до Алатыря был идеален. Было еще несколько автобусов: Алатырь-Чебоксары, и не случившийся Москва-Санкт-Петербург. Чувашские автобусные линии порадовали полупустым пазиком в национальных цветах Чувашии. О, этот автобус истинно провинциальный. Просторно и малолюдно. Это позволило нам увлечься друг другом, не отвлекаясь на окружающую суету.
Москва-Петербург. Никогда! Никогда не поддавайтесь соблазну ехать на нем. Ибо общаться придется с дико неприятными категориями граждан (например, те, кто не имеет права покидать место жительства, кому билет не продают из-за судимости) и не граждан (с ними все в общем-то понятно). Отчаявшись найти билеты на поезд, мы едва не попали в этот ад. Не ехать было решено в последний момент. И наше чутье не подвело нас! Ведь был прекрасный ночной поезд.

Чужие
Мы выглядим не совсем так, как это принято. Я привык к тому, что это вызывает интерес у окружающих. Странно, но до сих пор необычная внешность человека вызывает скорее агрессию, либо негодование окружающих. Необычно выглядеть - это всегда означает быть чужаком. А чужаков недолюбливают и опасаются. С другой стороны необычно выглядящий человек - это своего рода провокатор, способный идентифицировать каждое конкретное общество как открытое, либо закрытое. И дело здесь даже не в классификации общества на традиционное и современное. Связка 'традиция-закрытость' отражается в данном случае только в силе реакции. Больший интерес вызывает 'враждебность'.
Можно привыкнуть к открытым ртам и выпученным глазам. Можно привыкнуть к забавному осуждающему, или восхищающемуся бормотанию. Но никогда я не приму и не пойму агрессивных выпадов, если единственным основанием для них служит неприятие внешности, в ряде случаев поведения - в целом - публичного образа. В этом вопросе я являюсь сторонником классического либерального тезиса о свободе, которой гласит, что 'свобода одного заканчивается только там, где начинается свобода другого'. То есть не так важно интеллигентный ли ты человек или живешь по блатным понятиям, но домогаться нельзя, нельзя навязывать и даже высказывать свое мнение, если на то нет оснований (а основание, как можно догадаться, в нарушении собственной свободы, собственного пространства). То, что кто-то выглядит не так как хотелось бы окружающим, вовсе не означает, что он должен вступать в полемику с каждым встречным-поперечным. И выказывая свое мнение о ком-либо из вне своего близкого круга, стоит задуматься на тему: "а не встречный ли я? Не поперечный ли?". Интеллигентный человек скорее будет следовать вышеописанным рассуждениям. А не-интеллигентному остается задумается на тему построения 'предъяв'.
Впервые я задумался на эту тему еще в студенческие годы. Слушатели одной из философских конференций ожидали её начала в коридоре, на перемене между парами ко мне подошел один из ожидающих - мужчина лет 55-60. Он обратил внимание на то, как я одет, и сказал фразу (точнее это единственное, что мне запомнилось): "Джинсы - одежда раба!". Меня тогда очень выбесила эта фраза. Я был возмущен непониманием моего образа, но еще больше тем, что ко мне так бесцеремонно подошли и заявили довольно-таки неприятные вещи. Культурный код толпы, традиционно-авторитарного общества строится на принципе заочных суждений. Как не трудно в основе этого лежит страх перед другим. Эта логика довольно долго оставалась со мной, хотя сам тезис перестал вызывать отторжение. Джинсы - это действительно не вызов... это конформизм!
Вспомнил я эту историю в одном из баров Москвы. Мы туда попали совершенно свободно, без всяких препон на входе. Там было немного народу. Вернее там не было оголтелой толпы. Но там было омерзительно. Музыка в духе гоп-электро, телочки танцующие вокруг сумок, бредовые эмси и т.п. Взгляд невольно цеплялся за мужчин. Одеты в туфли, сорочки, пиджаки и... Джинсы! Почему? Как же так? - всё просто. Все эти люди отдыхали после работы. В пятницу в офисах пора свободы от дресскода. Но деловой стиль не подразумевает отказа от рубашки, пиджака и т.п. 'символов престижа', индикаторов деловитости. Джинсы - это их свобода. Все остальное - нет. Отсутствие выдержанного стиля говорит, о том что в глубине души эти люди истово вожделеют своей маленькой свободы, но она и правда маленькая, редкая и, увы, некрасивая. Джинсы в этом случае смотрятся исключительно точно как 'одежда раба'.
Конечно, я пишу, и здесь выказываю свое мнение. Я просто не приду в этот бар больше, так как мне эти люди, музыка, визуализация, атмосфера неприятны. Мне это было интересно не более, чем эксперимент.
Впрочем. Традиционность и рабство - это страшные, но актуальные характеристики нашего общества. В провинции преобладает традиция и, как ни странно, там меньше агрессии. В городах люди может и более в стиле 'open mind' , но рабское существование вызывает ненависть ко всему чужому.

Чебоксары
Мы летим. Стремительно! С замиранием сердца. Свет струится сквозь кроны. Тепло. Нам не догнать друг друга, но мы ритмично проносимся мимо деревьев. Повторяя путь. О, это такой полет! И забываешь всё. Цепная скрипучая карусель. Из детства. И по сей день. Не отпускает. Именно здесь пришло ощущение. Настоящее.


Posted via LiveJournal app for iPad.

Tags:

Вспомнил тут, как недавно общались мы с моим другом Пашей о поэзии. Мы периодически общаемся на подобные темы!) и, самое интересное, общение это весьма продуктивно! Скажем, в последний раз мы пришли к мысли, что смерть поэта - это его экзамен, к которому он готовится всю свою творческую жизнь. Смерть вовсе не метафорическая, а настоящая, физическая!

Поэту дано чувствовать все в 1000 раз сильнее и острее. Это его дар и его же несчастье. И смерть поэта настигает обычно так, как будто бы он её предчувствует, предвосхищает... или даже провоцирует. Страшная, несвоевременная, долгожданная, мутная... Пушкин, Лермонтов, Есенин, Маяковский, Гумилев, Высоцкий, Летов... Перечислять можно бесконечно долго. Таковы уж эти поэты. Все им не живется легко и легко не умирается! 

Ох, они и задали планку. И кажется её сёк Хоботов из Покровских Ворот, когда своей Людочке читал стихи и приводил выдержки биографий поэтов. Но, как бы я ни хотел, а все равно задумываюсь о том, что экзамен можно завалить и просто умереть. ПРОСТО УМЕРЕТЬ - только вдумайтесь как это страшно звучит! ПРОСТО!!! 

Но вспомните, как умер Бродский) мы с Пашей долго вспоминали, но ведь Бродский взял и просто умер! 

А Хармс! Хармс не так прост. Более адского сопряжения времени и пространства для собственной смерти вообще трудно придумать! Вы помните/знаете? 

Вот после таких историй начинаешь задумываться о том, какова плата за поэзию

Мальчик

Не оставляй меня
Я здесь буду один
Совсем
Я не хотел говорить
Но смиренно скажу
Не оставляй
Мне плохо и страшно
Как мальчику
В темной комнате
Где не достать выключатель
Без табуретки
Но теперь
Стоя на ней
Понимаю и признаю
Выключателя нет
Нет ни лампочки
Ни проводов
Ни шороха
Ни движения
Воздуха
Свет
Свет где-то во снах
Но не здесь
Не наяву
не оставляй меня
Будь бесплотным
Моим подтверждением
Ведь не поздно
Стать хотя бы падением
Я не надеюсь на взлёт
Я упаду
Так долго
Так бесконечно долго
И далеко
Скажи что ты есть
Не оставляй меня
Не оставляй одного

Концерт Cult Of Luna

Хорошо. Вернулись из Финляндии)
Честно говоря, это моя первая поездка на заграничный музыкальный концерт. Хотя до этого был уже один трип, но то был цирк (выступление замечательной акробатической труппы Race Horse Company в Circus Helsinki). Впечатлений море! Конечно, главные впечатления дало непосредственно выступление шведской post-metal команды Cult of Luna. Это и понятно, ведь они - цель нашего визита в Хельсинки. Но впечатления не только музыкальные.

Читать дальше...Collapse )

Posted via LiveJournal app for iPad.

Jorgan - video portrait

Прошу обратить внимание на недавно снятый мной видео-портрет!

Черное

Порой настигает меня
Одна мысль
Самая черная 
Самая злая
Пронзающая до глубины
Которой впрочем нет
Потому что любви нет
И я никого не люблю
Я 
никого
Не люблю
Ничто не люблю
Пусть немного похоже на бред
Я не в поисках рифмы
Я циничен и скуп
И неспособен к чему-то вообще
Нерасположен
Груб
Хотя часто кажусь другим
Каким-то чувственно тонким
Загадочным
Молчаливым
Но это не я
Я не то
Я 
Никого 
Не люблю
И никто
И ничто
Не трогает сердце мое
Честно
Все остальное - чужое
То, что я хотел бы носить как одежду
То, что делало бы меня незаметным
Среди тех, 
Кто способен любить
Кто способен на чувства
Попробуй меня раскусить 
Я сразу валюсь
Как Штирлиц, 
Как Бонд
Если б Бонд был звездой анекдотов
но я никого не люблю
И не смеюсь
В конце шутки
В конце этой единственной шутки
Единственной 
И неповторимой шутки
Я признаю
Мне даже не жутко
От того, что все так.
Я никого не люблю.

Настоящее

Мы придем к настоящему
Там за пределом
Того, что есть
И того,
Что будет и было
Того, что будет
И было
И есть
Здесь
Мы придем к настоящему
Вне химических пут
Вне дурмана
И лязга кровати
Без слез
И только в слезах 
Растворившись
Без звезд
И крестов
Без символов были
И небыли
Без поездов
Без дорог
Без дали туманной
В дороге
И там,
Где нас нет
И не будет
И не было вовсе
В тамбуре
В звездных дорожках
Там, где нас нет
Мы придем
Мы в пути
В Туманности звезд
Слёз
Или влажном пухе земли
Пропали
Не до конца 
Силуэты меня и тебя
Видны
Все еще на земле
В пределах того, 
что досталось нам здесь
Что было и будет
И было
И есть